3fe29ceb     

Бушков Александр - По Ту Сторону Льда



sf_heroic
Александр
Бушков
По ту сторону льда
На Катайр Крофинд отправляется корабль с каторжниками. Когда на соседнем причале что-то взорвалось, трое из каторжной братии совершили побег.

Три пары рук – это серьезная промашка и караемое упущение по службе… Вертухаи нашли выход из положения – подобрали трех человек без сознания, случайно оказавшихся в порту во время взрыва. Одним из них был Сварог. Конечно, короля станут искать. Мара и Гаржак поднимут на ноги всю полицию, но знать бы где…
У Сварога выходов из положения всего два: либо покорно дожидаться прибытия на остров и попытаться что-то предпринять там, либо поднять сотоварищей по несчастью на бунт и захватить корабль…
2004
ru
ru
OCR Альдебаран
http://www.aldebaran.ru/
admin@aldebaran.ru
FB Tools
2004-06-25
http://www.aldebaran.ru/
OCR Альдебаран & Al-Kol
9AA23017-EC19-41A5-A5C7-B03E709AE5A0
1.01
v 1.0 – создание fb2 OCR Альдебаран
v 1.01 – мелкая правка, Avari
По ту сторону льда
ОЛМА-ПРЕСС
Москва
2004
Александр Бушков
По ту сторону льда
Я так считаю, что у всякого человека, рожденного женщиной, есть в этом мире свое бревно, которое ему нужно поднять и сдвинуть.
Р. Киплинг. «Простачок Саймон».
Часть первая
ПО ТУ СТОРОНУ ИСТИНЫ
ГЛАВА ПЕРВАЯ
НОМЕР СЕМЬДЕСЯТ ШЕСТЬ
Чувства возвращались поочередно, словно кто-то поворачивал выключатели из аккуратного рядочка, один за другим.
Сварог ощутил, что лежит на спине, на чем-то твердом, жестком, неудобном. В бытность свою королем он уже успел отвыкнуть от таких поверхностей, больше всего напоминавших простой дощатый пол, короли обычно почивают с несравнимо большим комфортом.

Казалось, что пол размеренно покачивается под ним, но он еще не знал, обстоит так на самом деле, или это все – последствия удара. Был какой-то удар. Определенно был.

Он вспомнил все – рывком. Все вроде бы шло прекрасно, субмарина лишилась винтов и никуда не могла уйти, стояла в бассейне неуправляемая и абсолютно беспомощная, вряд ли экипаж мог исправить такую поломку собственными силами, в том подвале… Потом… Офицер с оцепеневшим лицом дернул рубильник – подрывной механизм, конечно, – и грянул взрыв, мощнейший. Сварога чем-то ощутимо приложило по голове… Ему не смог бы причинить вреда летящий отдельно предмет, будь то камешек величиной с воробья или глыбища размером с дом… значит, шарахнуло по башке чем-то, что сохраняло соприкосновение с твердью земной – какая-нибудь балка обрушилась или рухнул кусок стены, вот и вырубило начисто…
Дела не так уж плохи, подумал он, ощущая зудящую боль в левой стороне головы, над ухом, почти в самой макушке. Я все прекрасно помню, кто я такой, что делал, как случился взрыв… до самого последнего мига все помню. Неплохо, могло обернуться и хуже…
Потом включилось обоняние, и Сварог поневоле зашевелился, потряс головой, почти не поднимая ее от дощатого пола, но ничего не изменилось, ноздри прямо-таки залепляла гнуснейшая вонь: испражнения, немытые тела, засаленные тряпки, блевотина… Давненько не приходилось обонять столь резкого и омерзительного букета – да, пожалуй что, никогда, даже во время странствий в качестве бесприютного бродяги не сталкивался с этаким набором… Вернулся слух. Он слышал вокруг ленивые, вялые разговоры, а в другой стороне, очень похоже, ссорились, там орали во всю глотку, осыпая друг друга оскорблениями. Вот только язык какой-то странный, ни одного знакомого слова… Нет, вот кто-то орет, чтобы заткнулись наконец, всех достали, задери вас леший – и тут уж я каждое словечко понимаю… Язык Талара… но другие говорят непонятно…



Назад