3fe29ceb     

Бушков Александр - Россия, Которой Не Было Загадки, Версии, Гипотезы



sci_history Александр Бушков Россия, которой не было: загадки, версии, гипотезы А. Бушков — самый издаваемый российский автор, «Король русского боевика».
В этой книге выступает в новом качестве, выстраивая свою увлекательную, порой парадоксальную версию исторического пути России.
1997 ru ru Faiber faiber@yandex.ru FB Tools, Fiction Book Designer 07.11.2005 www.fictionbook.ru OCR Палек, 1998 г. FAIBER-A418-4B5C-8D5A-A9CB600FDBCD 1.0 А. Бушков. Россия, которой не было Издательство: Нева Серия: Досье 1997 ISBN 5-7867-0020-8 А. Бушков. Россия, которой не было Издательство: Нева; Серия: Досье ISBN 5-7867-0020-8, Тираж: 75000 экз., Формат: 84x104/32 Александр Бушков
Россия, которой не было: загадки, версии, гипотезы
(Россия, которой не было — 1)
Не быть тебе творцом, когда тебя ведет
К прошедшему одно лишь гордое презренье.
Дух — создал старое: лишь в новом он найдет
Основу твердую для нового творенья.
К. П. ПобедоносцевИСПОВЕДЬ ХУЛИГАНА
Частный сыщик и прошлое
В свое время, классе в шестом, когда писали сочинение на избитую тему вроде «Кто-ты-будешь-такой?», я несколько опрометчиво заверил милейших педагогов, что собираюсь стать историком и непременно раскрыть парочку исторических загадок (уж и не помню, каких именно)
Первую часть обещания, грешен, так и не выполнил. Зато теперь, спустя тридцать лет, настало время выполнить вторую — я имею в виду раскрытие исторических загадок.

Путь к этой цели был сложен, прихотлив и, пожалуй что, зигзагообразен (я имею в виду не траекторию физического тела под наименованием хомо сапиенс, а прихотливые зигзаги писательского вдохновения). Хотя, если подвергнуть все тщательному анализу, возможно, и выяснится, что случайностей здесь гораздо меньше, чем может показаться мне самому.
Своим рождением эта книга обязана трем немаловажным факторам: любви к истории, любви к логике и любви к детективам. Три этих привязанности, как пресловутые три кита, во многом и определили саму жизнь автора этих строк.
В школе он был жутким двоечником (особенно преуспев на сем поприще в том, что казенно именуется «изучение литературы»), за одним немаловажным исключением: школьный учебник истории я обычно еще до начала нового учебного года прочитывал за день — а потом весь год, ничуть не напрягаясь, получал пятерки.
Развитием логического мышления обязан Станиславу Лему, чьи книги впервые открыл тридцать с лишним лет назад и по сей день с ними не расстаюсь, перечитывая и в переводах, и в оригинале. Лучшего учебника логики найти невозможно.
Вообще Лем — наверное, единственный автор, которого я не только беззаветно люблю, но и временами побаиваюсь. Его холодная, убийственная, безукоризненная логика настолько совершенна, что временами кажется прямо-таки нечеловеческой.

Под «нечеловеческим» я имею в виду не «стоящее вне человеческого опыта», а скорее «находящееся над неким пределом человеческих возможностей». И если уж пытаться в самопознании достичь предельно возможных глубин — пожалуй, могу сказать о себе, что вся моя творческая биография есть бесконечная попытка хотя бы приблизиться к Лему во владении логикой. Именно так — не подражать стилю, не разрабатывать схожие темы, а стараться овладеть логикой елико возможно мастерски.
Занятие в наш век, конечно, неблагодарное — если вспомнить, что отшумевшая «перестройка» была, собственно, жутчайшей вакханалией абсолютно нелогичного мышления. Впрочем, ситуация меняется, так что не все еще потеряно…
Наконец, любовь к детективам. Что до этого пункта, питаю наглую мысль: связь между мною и детектив



Назад