3fe29ceb     

Бушков Александр - Шантарск 3



АЛЕКСАНДР БУШКОВ.
БУЛЬДОЖЬЯ СХВАТКА.
И настало время родить ей, и вот близнецы в утробе ее. Дети выросли, и стал Исав человеком, искусным в звероловстве, человеком полей; а Иаков человеком кротким, живущим в шатрах.
Бытие, 25; 24,27
Часть первая. ОДИН ПЛЮС ОДИН — ПОЛУЧИТСЯ ОДИН.
Глава первая. ПРИНЦ И НИЩИЙ
Водитель, так и не назвавший своего имени, гнал высокий джипер, как истинный виртуоз — ежесекундно на зыбкой грани лихости и хамства, ни разу не создав и намека на аварийную ситуацию, но, несомненно, заставив пару миллионов чужих нервных клеток скоропостижно и преждевременно скончаться.
Петру порой прямо-таки физически чуялось, что они стали словно бы ядром кометы, увлекавшей за собой невидимый хвост отрицательных эмоций и бессильной злобы, изливавшейся, как легко догадаться, лишь в резких обиженных гудках то справа, то слева. Ничего больше не оставалось, как давануть клаксон, яростно матернуться — а в следующий миг бежевый «сарай» с тонированными стеклами исчезал из поля зрения очередного обиженного.
— Угробишь ты нас этак-то, — сказал Петр.
Хотел, чтобы прозвучало шутливо-непринужденно, но отчего-то получилось едва ли не просительно.
— Не бери в голову, — хмыкнул плечистый. — Я по этой трассе десять раз на дню мотаюсь, с завязанными глазами пройду...
И бросил бежевого японца вправо-влево, проворно обойдя синий «Жигуль», проскочив меж ним и «Газелью», вылетев на полосу «Жигуля».
Сзади пискнул сигнал. Желтый не успел еще смениться зеленым, как джипер под визг покрышек свернул влево и с ревом пошел на подъем, обходя попутчиков, как стоячих. На секунду выпустив руль — что ни на миллиметр не изменило траектории полета, прямой, как полет ворона, — плечистый бросил в рот сигарету, щелкнул зажигалкой, выпустил первую струйку дыма и лишь теперь обозначил что-то похожее на человеческие чувства: покосившись на пассажира, усмехнулся почти дружелюбно:
— А вообще — забавно. До сих пор привыкнуть не могу. Как две капли...
— Да уж, — сказал Петр первое, что пришло на ум. — Есть такое дело.
Джипер проскочил меж встречным троллейбусом и припозднившейся попутной «Волгой». Без нужды взревел сигналом, пуганув двух девчонок в отчаянно коротких юбках, торчавших поодаль от троллейбусной остановки. Те невольно шарахнулись от кромки тротуара.
— Вечереет, — прокомментировал плечистый. — Сниматься вышли, соски. Тут у них обшага на общаге. Прынцев ждут, что характерно, со всем романтическим запалом.

Как будто хватит прынцев на них на всех. Диалектику не учили, давалочки, и теорию вероятности тоже.
— А ты учил?
— Ознакомился малость.
— То-то я и смотрю, что парнишка ты непростой... — медленно сказал Петр.
— Простые, командир, бывают только карандаши, — ухмыльнулся парень. — Тормознуть, подхватить тебе ляльку? Босс тебя будет по-родственному ублажать, а значит, по полной программе. Не боись возможных осложнений, я тебе наметанным глазом чистенькую подберу...

Думай быстрее, пока город не кончился. Во-он, идут две с виолончельками. Снять с них очечки и все остальное, виолончельки в угол поставить — такое отчебучат, знаю я этих, по классу сольфеджио...

Ну, думай?
Он недвусмысленно сбросил газ, вильнул к обочине.
— Проехали, — сказал Петр. — В прямом и переносном смыслах.
— Ну, проехали... — Он притоптал газ. — Радиацией надышался или чего похуже, в рассуждении борисомоисеевщины?
— Просто не любитель.
— Вот тут ты — вовсе не как две капли... Резко отличаешься от босса, даже удивительно, если вспомнить про гены...
— Какой уж есть.
— Дело хоз



Назад