3fe29ceb     

Бушков Александр - Сварог 07



АЛЕКСАНДР БУШКОВ
ЧУЖИЕ ПАРУСА
Авторы стихов, приведенных в романе: У. Вордсворт, Л. де Гонго-ра-и — Арготе, П.Флеминг, С.Дисдейл, Ф.Гревиль, А.Логачев.
Плавать по морю необходимо.
Жить — не так уж необходимо.
Гней Помпеи, римский полководец
Часть первая «АДМИРАЛ ФРАСТ»
Глава первая
Маски-шоу
Дым был повсюду.
Черный копотный дым, поднимающийся из четырех труб броненосца «Адмирал Фраст», смешивался с белесым дымом горящих кораблей сюзерената Тоурант. Тот дым в свою очередь вплетал свои клубы и спирали в серые дымы, что приносили ветры от пожарищ и полыхающих вулканов, и всю эту черно-белесо-серую муть не мог разогнать даже шквальный ветер, беспрестанно дующий с океана.

Пока видимость была — кабелота два в глубь материка, не больше, а дальше все скрывалось в темноте, беспросветной и плотной, как вата, подсвеченной лишь багровым отсветом пожаров и изредка прореживаемой далекими зловещими всполохами... Что творилось там, в глубине Атара, понять было невозможно. Полное ощущение, будто дым поглотил весь мир.
Собственно говоря, так оно и было на самом деле. Весь мир превратился в один громадный пожар. Даже сквозь стекло иллюминатора доносились отдаленные гулкие удары, будто где-то там, за горизонтом, великан лупит со всей дури в исполинский барабан.
Вот, значит, что такое конец света...
Мастер Ксэнг, барон Пальп, шторм-капитан* «Адмирала Фраста», разглядывая из ходовой рубки берег в подзорную трубу, испытывал смешанные чувства и попутно пытался в этих чувствах разобраться. Было ли среди этих чувств сожаление? Или горечь утраты, боль от потери родины?

Пожалуй, да. Присутствовали в его душе и сожаление, и горечь, и боль, но ведь с другой стороны... С другой-то ведь стороны — кто еще из высших офицеров флота Его величества короля Великой Гидернии удостоился такой чести — до последнего момента оставаться в смертельно опасной близости от погибающего Атара и следить, чтобы никакая скверна не покинула его берегов?

Если честно, то совсем немного офицеров, считанные единицы избранных, — остальные уже давно в открытом океане, сопровождают конвой гражданских судов, со всех ног улепетывающих подальше от наступающей Тьмы... И среди избранных — он, Ксэнг, барон Пальп.

Так что есть, господа, есть чем гордиться. Так что — уж кем-кем, а капитаном, тоскливо смотрящимиз шлюпкинасобственный тонущий корабль, он себя отнюдь не ощущал.
* Командир боевого корабля гидернийского флота.
И главным образом потому, что экипаж «Адмирала Фраста» свою задачу выполнил: устранил помеху на славном пути Гидернии к величию. Уничтожил флот Тоуранта. Спас Граматар от возможной скверны... Пора командовать отход.

На палубе все закреплено по-штормовому, наверху никого, кроме горстки вахтенных матросов и офицеров. Остальные с нетерпением ждут команды на своих боевых постах.

Дымы и отдаленный грохот — это, в общем-то, сущий пустяк по сравнению с тем кошмаром, что вскорости начнется у берегов Атара. Так, затишье перед настоящей бурей.

До того момента, как разбуженный катаклизмом океан в прибрежных водах вздыбится исполинскими,достающими до кратеров вулканов волнами и закружит гигантскими водоворотами,осталось всего несколько часов — если верить расчетным таблицам Отдела последнего рубежа безопасности. Самое время уходить. И если бы не одна досадная мелочь...
Ксэнг, барон Пальп, медлил. Поскольку, водяная смерть, возникла внештатная ситуация.
— Не вижу, — сказал он, старательно водя окуляром подзорной трубы вдоль кромки берега.
— Левее рухнувшего утеса, правее горяшей рощи



Назад