3fe29ceb     

Бушман Ирина - Поэтическое Искусство Мандельштама



Ирина Бушман
Поэтическое искусство Мандельштама
Осип Эмильевич Мандельштам (1891--1938?)
Оглавление
I. Гонение -- замалчивание -- признание
II. Смех -- страх -- нежность
III. Жанр--тематика--настроение
IV. Ритм -- звучание -- рифма
V. Глагол -- существительное -- эпитет
VI. Предок -- современник -- потомок
I. Гонение -- замалчивание -- признание
В 1963 или 1964 г. исполнилось, как можно полагать, 25 лет со дня
смерти Осипа Эмильевича Мандельштама, творчество которого является одной из
вершин ``серебряного века'' русской литературы.
В Советском Союзе литературное наследие Мандельштама не только не
является предметом систематического изучения, но не подвергалось и отдельным
опытам научного анализа и самое имя поэта, загубленного сталинским режимом,
в течение долгого времени оставалось вычеркнутым со страниц печати. Только в
1961 году Илья Эренбург впервые напомнил о Мандельштаме в своих мемуарах,
где на передний план выдвигаются злоключения поэта при белых и меньшевиках,
а на его страшный конец делаются расплывчатые намеки. Явно стремясь
оправдать Мандельштама перед партийными критиками, Эренбург тщательно
выискивает в его стихах элементы ``созвучности великой революционной
эпохе'', как он делал это впервые более 40 лет тому назад.1
Как ни осторожно подошел Эренбург к скользкой теме, его попытка
расширить круг ``воскрешенных для печати'' не прошла безнаказанно. В статье
``Мемуары {3} и история'' Ал. Дымшиц подверг воспоминания Эренбурга не
скрывающей своего пристрастия критике.2 Одним из центральных пунктов
обвинения является ``преувеличение масштабов'' целого ряда поэтов и в первую
очередь именно Осипа Мандельштама. Однако из четырех страниц, отведенных
мемуарам Эренбурга, почти целая страница посвящена Мандельштаму, что
свидетельствует о значительности неугодного критику поэта. В этой статье
ясно звучат отголоски ждановщины, но статья Николая Чуковского ``Встречи с
Мандельштамом''3 является дальнейшим, после мемуаров Эренбурга, шагом к
признанию в СССР подлинного значения творчества нашего поэта и к
реабилитации его самого. Еще в 1962 г. были опубликованы стихотворения
Мандельштама, ранее не появлявшиеся в советской печати: ``Ариост'' (``Во
всей Италии приятнейший, умнейший''), ``После полуночи сердце ворует...'',
``Да, я лежу в земле, губами шевеля...'', Стансы в следующих отрывках: ``Я
не хочу средь юношей архивных...'', ``Люблю шинель красноармейской
складки...'', ``И ты, Москва, сестра моя, легка...'', ``Моя страна со мною
говорила...''4 Н. Чуковский в своей статье не только цитирует некоторые
стихотворения из сборников ``Камень'' и "Tristia", но и приводит полностью
стихотворение ``Жил Алексадр Герцович'', ранее не опубликованное в Советском
Союзе. Кроме того в той же книге журнала ``Москва'', в которой появилась
статья Чуковского, опубликованы под названием ``Восемь неизданных
стихотворений'' следующие произведения опального поэта: ``Я вернулся в мой
город, знакомый до слез...'', ``Мы с тобой на кухне посидим...'', ``Эта
область, в темноводье...'', ``Как подарок запоздалый...'', ``Вехи дальнего
обоза...'', ``Мой щегол, я голову закину...'', {4} Я нынче в паутине
световой'' и ``Из восьмистиший'', фактически представляющее собой два
самостоятельных стихотворения (``Люблю появление ткани'' и ``И Шуберт на
воде, и Моцарт в птичьем гаме...''). Являются ли эти первые, после более чем
30-летнего перерыва, публикации стихов Мандельштама поворотным пунктом,
будет ясно после намеченного



Назад