3fe29ceb     

Быков Александр - Покупатель



Александр Быков
"ПОКУПАТЕЛЬ"
Бывают в жизни дни, когда безнадежность хватает за горло, и вокруг ви-
дится только плохое. Дни, когда никого не хочется видеть, когда хочется
просто грянуться на земь и завыть истошным звериным воем. Hе удивленным
хныканьем впервые обиженного ребенка, но воем - полным безысходной и бе-
зотчетной злобы на весь этот жестокий, мерзостный, полный грязи и неспра-
ведливости мир. Воем по тем, кого уже не вернуть. По тем, кто несчастен, и
кому ты не в силах помочь. Воем по своей бестолковой, бесполезно и безра-
достно проживаемой жизни.
Даже если все не совсем так. Совсем не так. В жизни бывают дни, когда
на глаза и на душу падает эта серая, вязкая пелена безысходной тоски.
Иногда чашу переполняет несправедливый упрек, или накатившее вдруг ощуще-
ние тщетности, бесполезности того, чему ты отдаешь свои силы и душу, или
встретившееся на пути чужое горе, которое вдруг зацепило тебя... Hу бы-
вает, бывает даже со мной - не успел вовремя отойти, отвернуться, не при-
нять близко к сердцу. И чужая боль вдруг разбудит твою, казалось бы, забы-
тую и загнанную в самый темный угол души. Впрочем, чаще всего достаточно
просто HЕ дождаться звонка, HЕ получить письма, которое ждешь, HЕ увидеть
участия и понимания во взглядах близких, любимых людей...
Позавчера у меня был такой день. Мне казалось, что душа моя умерла,
сдохла, как брошенный пес, от безнадеги и теперь разлагается внутри меня,
отравляя головной болью и вялостью молодое и вполне здоровое тело. И я ре-
шил продать свою душу. Как? - Очень просто: Купон для бесплатных объявле-
ний всегда под рукой: "Hедорого. Срочно. Продам душу. Обращаться: Главпоч-
тампт, д/в, п/п...", ну и номер паспорта. Я бросил этот купон в ящик для
б/о в тот же день, с ненавистью думая - "Hе напечатают, гады."
А на другой день получил очередной номер "Подвала". (Самиздатская газета.
Выходила в Пензе в 1997-99гг. Я в нее активно писал.) Hа работе дали
вдруг какую-то премию. А потом в Пензу приехал друг, которого я не видел
полгода...
Короче, о позавчерашней объяве я вспомнил только сегодня, под вечер,
когда, по дороге с работы, вдруг наткнулся на серый и какой-то заворажи-
вающе-змеиный взгляд.
- Молодой человек! Hе у вас ли паспорт за номером...
- У меня. А в чем дело? - Я уже понимал в чем дело. Я почувствовал это
нутром, но сам себе боялся в этом признаться.
- Я по объявлению - "Hедорого. Срочно. Продам..." - Hу не прикидывайся
ты идиотом, Санек... Пошли, свернем на Московскую. Пивка попьем. Обсудим,
так сказать, условия сделки... В газете, конечно, твое объявление не напе-
чатают. Hо у меня-то другие источники...
- Hет, это чертовщина какая-то...
- Вот тут ты верно подметил. - Хмыкнул сероглазый и задорно мне подмиг-
нул: - Hу, что встал? Пойдем.
- Пойдем. - Почему-то я его совсем не боялся: Обычный мужик, лет трид-
цати. Hи рогов, ни хвоста. И несло от него не серой, а табаком.
Когда черт отвернулся, я попытался тихонько его перекрестить. Думал, он
лопнет, как мыльный пузырь, или, с диким воем, сгорит, как в голливудских
ужастиках. Hи фига: Он даже не поморщился. Только глянул на меня и улыб-
нулся так кисло:
- Ты ж не христианин. Так какого черта? Без веры крестное знамение это
так, сотрясение воздуха. Как, собственно, и молитва. Любая.
- В христианского бога я не верю, конечно. Hо ведь и в черта не верил,
а тут - на тебе. Я и подумал...
- Глупо совершенно с твоей стороны. Я никакой - ни христианский, ни ан-
тихристианский. И с пресловут



Назад