3fe29ceb     

Быков Василь - Довжик



ВАСИЛЬ БЫКОВ
ДОВЖИК
Могилы, могилы...
По обе стороны узкой, посыпанной гравием дорожки тянулись многочисленные
ряды могил городского кладбища. Еще недавно здесь были сельхозугодья
пригородного совхоза, выращивали картошку, капусту, ранние овощи. Но рос город
- разрастались и городские кладбища. И вот оно - скопище плотно теснящихся
могильных выгородок - из уголка, дерева, добытого со строек арматурного
железа. Почти все - с непременной стелой, выполненной в популярной форме
морского паруса, но лишь отдаленно напоминающей таковой. Крестов на
захоронениях советской эпохи почти не видать, разве где-нибудь на верхушке
каменной стелы процарапан и обведен черным тоненький православный крестик.
Некоторые памятники украшены небольшими, с ладонь, овальными фотографиями на
фарфоре, переснятыми с молодых фотографий усопших, улыбающиеся лица которых
слабо соотносятся с данным местом их бытования.
Неподалеку от центрального входа вдоль дорожки высился недлинный ряд
одинаковых "парусов", с красными звездами на верхушках и увеличенными
портретами молодых людей на лицевых сторонах стел. Это - афганцы, все в лихо
заломленных на ухо беретах, полосатых тельняшках на распахнутой груди. А двое
даже с непременным другом боевой поры - автоматом Калашникова в цепко сжатых
спецназовских руках. Некоторые беспечно улыбаются, по-видимому, еще не
догадываясь, что по прошествии недолгого времени суждено им превратиться из
бравых победителей "духов" в банальные издержки живучей идеологии братской
помощи.
А через дорогу, напротив - иная группа памятников, побогаче и
впечатлительнее, - массивные монолиты, преимущественно из черного
полированного базальта, с поясными портретами парней в красиво лоснящейся на
зеркальных плоскостях коже и надписями определенного толка. "Твой успех
обмываем без тебя, Бобок", "Косой, мы отомстили", "Жди меня, лапка, и я
вернусь. Твоя Разявка", - значится на полированных боках монументов,
обнесенных тяжелыми цепями с медными шарами по углам. Это - издержки короткой
и бурной эпохи начального перераспределения капиталов.
Макаревич медленно шел по дорожке, умиротворенно созерцая материальные
плоды человеческой тщеты, лениво предаваясь печальным размышлениям о бренности
земного. А равно - о загадочности потустороннего, когда тело остается на этом
вот бывшем совхозном поле, а душа отлетает куда-то. Но куда? - вопрос, на
который человечество так и не нашло убедительного ответа за все века своего
существования. Видно, очень жесткое табу лежит на этой загадке, разгадать
которую не дано. И Макаревич думал, что вполне может статься, что до сих пор
не разгаданного просто не существует, и всякая человеческая жизнь банальным
образом и заканчивается на таком вот кладбище. Разве поживет недолго в памяти
двух-трех поколений близких и уйдет в небытие. Навсегда и безвозвратно. Так
стоит ли тщиться с памятниками, стелами и выгородками? К тому же, согласно
коммунальным законам, кладбища лет через пятьдесят ликвидируются, чтобы опять
превратиться в территорию под очередную новостройку или стадион для
футболистов, продолжал размышлять Макаревич, углубляясь в кладбищенские дебри.
Он искал нужную ему могилу, место которой запомнил плохо, да и топография
местности очень изменилась за полтора десятка лет, какие он здесь не был.
Помнится, хоронили зимой, могила утопала в глубоком снегу, дул холодный
морозный ветер, они все промерзли, пока говорили речи, и, поспешно забросав
могилу комьями мерзлой земли, побежали в подж



Назад