3fe29ceb     

Быков Виль - На Родине Джека Лондона



Виль БЫКОВ
НА РОДИНЕ ДЖЕКА ЛОНДОНА
Статья
Отчаянно тарахтя и мелькая на солнце винтом, геликоптер поднял меня и
понес над Сан-Франциско, мимо многомильного моста через огромный залив - к
Окленду и Беркли. Вот под нами островок Алькатрас с опустевшими коробками
зданий тюрьмы. Это его два года назад захватили и много месяцев удерживали
индейцы. Исконные жители Америки потребовали прекратить дискриминацию
индейского народа.
И вот, наконец, протарахтев у самых волн, геликоптер опустил нас на
посадочной площадке у кромки берега, в Эмервиле - пригороде Окленда.
Я - в Калифорнии, на родине Джека Лондона. Мне тревожно и радостно. В
1959 году я был здесь - аспирантом, когда изучал жизнь и творчество этого
выдающегося писателя. На этот раз я прибыл в Калифорнийский университет,
продолжая свой путь по Соединенным Штатам, в соответствии с соглашением о
научном обмене между нашими странами. Еще в Мэдисоне мне сообщили, что для
меня приготовлена комната в университетском городке, в "ай-хаузе".
"Ай-хауз" - это общежитие для студентов, преимущественно иностранных.
Итак, в Окленд, на площадь Джека Лондона. Иду по Телеграф-авеню. Где-то
здесь, в доме No 1216, проживал писатель в 1904 - 1905 годах. Тот дом не
сохранился. Некоторое время Лондон жил неподалеку, на 27-й улице. Это было
перед уходом в плавание на "Снарке". А в доме No 1321 по 22-й авеню - это
на юго-восток, ближе к водам залива, - был им написан первый рассказ,
"Тайфун у берегов Японии". В Окленде можно бы насчитать с десяток домиков,
где жил писатель и его семья. Сохранились из них единицы. В прошлый раз с
помощью американских друзей мне удалось разыскать три из них. С этим
городом связана судьба многих его героев. Где-то на Телеграф-авеню жил и
главный герой романа "Мартин Иден". По этой улице они шли вместе с Руфь
Морз, это была их последняя встреча.
А вот здесь, на углу 14-й улицы и Бродвея, Мартин встретился с
Марией, женщиной, поддержавшей его в трудную минуту. Сюда, на перекресток
- центральную площадь Окленда, - выходит и Телеграф-авеню. Восьмиэтажный
дом, как крейсер, плывет вдоль восточного края площади. Посередине ее -
"дуб Джека Лондона". Дуб был посажен почитателями таланта писателя в
январе 1917 года, в годовщину его рождения, на том самом месте, где Лондон
когда-то выступал с горячей антикапиталистической речью и был впервые
арестован.
Издалека виден щит "Площадь Джека Лондона". Я пересекаю
железнодорожные пути и вступаю на площадь. Все сооружения ее - это поздние
постройки, появившиеся много лет спустя после смерти писателя. Но есть
здесь, в дальнем конце площади, постройка, "видевшая" Джека Лондона. Это
салун "Первый и последний шанс Хейнолда" - небольшой, похожий на сарай
кабачок. Всего два окна и дверь, выходящие на площадь. Домик почти по окна
утонул в земле. Ему не менее восьмидесяти лет. Некогда отсюда начинался
мост на остров Аламеда, где размещалась глубоководная сторона оклендского
порта. Для моряков салун был первым и последним шансом выпить.
Завсегдатаями здесь были грузчики, извозчики и вернувшиеся из дальних
плаваний "морские волки" - любители рассказывать удивительные истории, в
которых неизвестно, чего больше - вымысла или правды. Сюда в поисках
острого сюжета забредали журналисты и писатели. Любил бывать в салуне и
Джек Лондон.
Имеется поблизости и еще одно строение, которое, по преданию, знало
знаменитого писателя. Буквально в нескольких шагах от салуна "Первый и
последний шанс" стоит бревенчатая хижина. Суд



Назад